О проекте Нокаут года Партнеры Контакты Карта сайта
17-05-2011 15:31

Юрий Трутнев вошел в Высший совет Всемирного союза карате киокусинкай

Юрий Трутнев вошел в Высший совет Всемирного союза карате киокусинкай Недавно в Москве произошло знаменательное для всех любителей карате событие. На встрече ведущих мировых представителей кекусинкай был создан Всемирный союз карате киокусинкай (кекусин-кан). Впервые после смерти основателя стиля Оямы Масутацу разрозненные школы объединились ради общей цели - участия в Олимпийских играх.

Объединяющей стороной выступила Россия в лице министра природных ресурсов и экологии РФ, председателя президентского совета Ассоциации Киокусинкай России (АКР) Юрия Трутнева, который вошел в состав Высшего совета созданного союза в качестве сопредседателя.

В списке увлечений Трутнева помимо кекусинкай значатся еще и автогонки, в которых он также добился немалых успехов. Мы проговорили с министром целый час - и что редкость - только о спорте.

Российская газета: Возможно, вы не согласитесь, но для большинства наших читателей ваш вид спорта - кекусинкай малоизвестен. Все-таки это не футбол и не хоккей. Поэтому первый вопрос соответствующий: что, собственно, собой кекусинкай представляет?

Юрий Трутнев: Кекусинкай родился в 1964 году в Японии, где жил его основатель Масутацу Ояма. Человечество довольно давно пытается найти ответ на вопрос, какой вид единоборств эффективнее. Есть борьба, в которой в зависимости от разных стилей можно применять различные борцовские приемы, но нельзя применять удары. Есть бокс, в котором можно бить, но нельзя его захватывать, бросать. Карате на этом фоне выделяется своим техническим разнообразием. Не хочу сейчас говорить, преимущество это или недостаток, есть и та и другая сторона. В конце концов, вопрос не в том, каким арсеналом ты владеешь. Важно, чем ты владеешь в совершенстве.

РГ: Чем отличается кекусинкай от других стилей карате?

Трутнев: Прежде всего контактом. В поединке по правилам кекусинкай не имеет особого значения, пропустил ты удар в корпус или нет. Важно, привел ли этот удар к нокдауну или нокауту. Если не привел, значит, никаких проблем для тебя нет. Также очень важен запрет удара в голову руками.

РГ: Каковы позиции кекусинкай в мире, как вида спорта?


Трутнев: Сегодня кекусинкай занимаются 15 миллионов человек в 140 странах мира, это одно из мощнейших спортивных движений с огромным потенциалом. Однако имеется одна большая проблема. После смерти Оямы кекусин, увы, развалился. Существуют пять основных осколков, пять мировых федераций, плюс отпочковались еще несколько стилей. По этой причине напрашивалось решение найти хоть какую-то форму общения, хоть какую-то форму совместного движения вперед. С этой целью мы создали Всемирный союз каратэ Киокусинкай.

РГ: Объединяющей силой выступила Ассоциация Кекусинкай России (АКР), которую вы возглавляете...

Трутнев: Слава Богу, у нас хватило уважения друг к другу несколько лет назад создать АКР, в которую входят пять основных федераций. Мои коллеги попросили меня эту организацию возглавить в качестве председателя. Я не стал отказываться, ведь это в какой-то мере мой долг. Я многим обязан кекусину.

РГ: Каковы результаты вашей совместной работы? Что удалось изменить, привнести?


Трутнев: Самое главное, на мой взгляд, это то, что мы научились вместе проводить соревнования. Сначала, конечно, "искрило", каждый пытался доказать свое превосходство, навязать своих судей. Нам удалось добиться объективности в соревнованиях. Бойцам стало интересно на них выступать. У нас появилась организация, которая может представлять кекусин на любом уровне, в любом формате. И мы не собираемся останавливаться на достигнутом. У нас большие амбиции: мы хотим участвовать во Всемирных Играх, войти в олимпийскую программу.

РГ: Если не ошибаюсь, у вас пятый дан. Можете вспомнить свой первый экзамен? Волновались?

Трутнев: Во-первых, про даны. Надо сказать, что обычно реальным последним боевым даном является третий, я тоже его сдавал. Дальнейшие даны обычно присуждаются с учетом опыта человека, его участия в развитии организации. Это - мировая практика. Хотя сдавать тоже можно. Что же касается экзаменов, у меня всегда волевая и силовая подготовки, несколько опережали техническую. Между тем экзамен состоит из трех этапов. Первый этап- это техника. Ее нужно делать практически безукоризненно. В зависимости от пояса объем техники разный. На черный пояс, то есть на первый дан, техника сдается очень долго, как минимум 2-3 часа.

РГ: По-моему, с четвертого или с пятого дана человек получает звание сэнсэй.


Трутнев: Пятый дан - это шихан. Следующее после сэнсэя звание. Я, кстати, если есть возможность, всегда с удовольствием провожу мастер-класс.

РГ: Для всех желающих или для избранных?

Трутнев: Конечно, для желающих, для тех, кто занимается этим видом. Разумеется, у меня нет такого опыта тренировочной работы, как у моих друзей, коллег по спорту, на этот счет я иллюзий не питаю. В то же время каждый боец, а я себя к таковым отношу, обладает определенным арсеналом, пониманием нюансов, и что-то, какие-то маленькие детали, для кого-то могут стать очень важными. Прекрасно помню свой путь в кекусин: вся картинка собиралась по каким-то элементам. Что-то взял у одного мастера, что-то адаптировал под себя у другого.

РГ: Вопрос дилетанта, кирпич разбить можете?

Трутнев: Когда-то я ломал два кирпича. Думаю, сейчас один сломаю без проблем. В принципе, несмотря на общие физические кондиции, техника у меня сегодня практически не хуже, чем в то время, когда я активно тренировался. Надо сказать, что многое я научился делать гораздо проще и эффективнее. Кстати, вот вам забавный случай из жизни. Года два назад, в Австрии, я, катаясь на горных лыжах, познакомился с одним парнем, который ездил быстрее меня и вообще, как потом выяснилось, был членом второй австрийской сборной. Понятия не имею, откуда он узнал, но вот пристал ко мне в гостинице, дескать, давай поспаррингуем. Два дня я пытался до него донести, что ему это совершенно не нужно. На третий мне уже стало неудобно, потому что рядом жена, дети, а я отказываюсь. Говорю ему: ну, давай. Убедил его во всем секунд за 30.

РГ: А с премьером не было желания помериться силами на татами?


Трутнев: Я Владимира Владимировича искренне уважаю как своего руководителя, председателя правительства. Честно скажу, что горжусь тем, что он мастер боевых искусств. Уверен в том, что это действительно важно для характера, для равновесия. Что касается каких-то спортивных выяснений отношений, то у нас совсем разные стили, так что вряд ли это хорошая идея.

РГ: Осенью позапрошлого года президент нашей страны потребовал, чтобы чиновники покинули посты спортивных федераций. Тем не менее вы остались...

Трутнев: Понятно, что распоряжение Дмитрия Анатольевича касалось прежде всего того, чтобы чиновники, по сути, не мешали людям работать. Не занимали какие-то парадные, генеральские должности, не разъезжали за счет федераций за границу, и так далее. У нас принципиально иная ситуация. АКР не является федерацией - это общественный совет. Я не принимаю никаких финансовых или других подобных решений. Моя роль скорее координирующая, и думаю, в этом плане я полезен, так как сам из этой среды.

РГ: В кекусинкае много японских терминов. Не было желания освоить японский язык?

Трутнев: Мне бы английский подтянуть (смеется). Но раз уж на эту тему зашел разговор, у меня сейчас младший сын Андрей выступает на чемпионате Европы по ушу - в девять с половиной лет он стал чемпионом России - и китайский потихоньку изучает.

РГ: Известно, что кроме кекусинкай вы увлекаетесь авторалли...


Трутнев: Я ездил три года. Вот сейчас опять написали про доходы министров, про автопарк. Скажу так: финансово я достаточно самостоятельный человек. Во-вторых, мне, как и многим, было всегда интересно поменять машину на какую-то более быструю. И так, постепенно их меняя и совершенствуя, я понял, что автомобиль может быть сколь угодно быстрым, но если ты не умеешь с ним обращаться, то толку от него никакого. Мне захотелось научиться водить лучше. Сначала не получалось. Пару раз по-взрослому вылетал с трассы, и никак не мог понять, как же мне пробить этот потолок, как оказаться в числе лидеров. Тогда мне очень помогли несколько замечательных наших гонщиков, а больше всех Стас Грязин. Мы практически год занимались с ним, вместе ездили. Благодаря этим занятиям я в течение года четырежды выполнил норматив мастера спорта. Стал вторым на Кубке России, третьим на классическом ралли, в ралли-кроссе выиграл титул чемпиона страны. Но все это было в мою бытность губернатором Пермской области. У губернатора все-таки есть некоторые привилегии, он сам распоряжается своим графиком. Чемпионат России - это несколько этапов, которые занимают по три дня: у министра на это времени нет. Мне жаль, что у меня очень мало возможностей совершенствоваться или даже вспоминать эту тему, так как за рулем автомобиля нынче оказываюсь крайне редко. Жаль, но эта страница, скорее всего, закрыта.

РГ: А в обычной жизни любите скорость? Как относитесь к стритрейсерам?


Трутнев: Не очень хорошо. Мне посчастливилось быть в компании очень хороших гонщиков, таких как Сергей Успенский, Андрей Жигунов и других. И никто из нас никогда не отличался любовью к каким-то бешеным гонкам по улицам. На трассе можно ошибиться, но в 99 процентах случаев это риск только для тебя и сидящего рядом с тобой, доверяющего тебе эту работу человека. Да и то различные защитные приспособления минимизируют возможные риски. Наш улет с Олегом Кондратьевым под Ярославлем, когда мы проложили 90-метровую просеку в лесу, закончился бы куда более плачевно, будь мы на гражданском автомобиле. Когда человек несется по улице, другие участники дорожного движения вовсе необязательно обладают такой же реакцией и подготовкой и не всегда в состоянии уйти с дороги. На дорогу может выскочить ребенок, рядом стоящий пешеход может шагнуть не туда. Если не брать во внимание нашу ответственность перед родителями, детьми, то мы все-таки в какой-то степени можем распоряжаться собственной жизнью. Но подвергать риску жизни других людей мы не имеем права.

РГ: Что общего вы находите для себя в кекусинкай и автогонках?

Трутнев:
Адреналин. Скажу честно, сейчас уже как-то адаптировался, хотя не в полной мере, все равно чего-то не хватает. Всплеск адреналина в крови на соревнованиях очень трудно с чем-то сравнить. Когда ты к этому привык, когда это каждый день, нехватка всплеска может вызвать тоску. Заменить это сложно, но я стараюсь.


По материалам "Российской газеты" http://www.rg.ru/2011/04/28/karate.html

Карта залов
Наш канал YouTube


Комментарии